+7 812 331 25 20

В Свердловской области предложили создать независимую экспертизу для расследований врачебных ошибок

В Свердловской области предложили создать экспертизу

Советник главы региона сообщил, что уже совсем скоро в Свердловской области может появиться независимая медицинская экспертиза, которая будет заниматься расследованием уголовных дел против медицинских работников.

В рамках конференции «Медицина и право» Феликс Бадаев заявил, что в Свердловской области в ближайшее время может появиться независимая экспертиза качества оказания медицинской помощи. Ее будут проводить в рамках расследования уголовных дел против медицинских работников. Экспертиза будет назначаться при расследовании врачебных ошибок и разбирательствах пациентов с медиками. Бадаев отметил что речь не идет о замене судебно-медицинской экспертизы, которая назначается по инициативе СК или по решению суда. Это лишь дополнительная независимая экспертиза, которая будет назначаться в дополнение к основному расследованию. Лицензию на проведение данной экспертизы планирует получить Медицинская палата Свердловской области.

«Резонанс в СМИ влияет на следствие, на действия экспертов и на суд. Чтобы правильно донести информацию о том, что произошло, когда случается врачебная ошибка, мы наладили взаимодействие со следственным управлением СКР по Свердловской области, ведем совместный прием, участвуем в анализе дел. Нам важно, чтобы следователи услышали профессиональное мнение специалистов в процессе следствия, а нашим экспертам важно знать профессиональное мнение юристов-следователей о правовых коллизиях каких-то случаев. Мы планируем получить лицензию на экспертизу качества медпомощи и проводить ее. Некоторые мои коллеги назвали меня полным идеалистом, но мы провели с [главой СУ СКР по Свердловской области Михаилом] Богинским совместный прием. Главное – желание обеих сторон достичь объективности, на кону стоят жизни пациентов и профессиональная деятельность медработников», – заявил Бадаев.

По словам Елены Тихоновой, которая является членом Медицинской палаты Московской области независимая экспертиза, конечно, не заменит экспертизу СМЭ, однако она сможет выявить огрехи в работе коллег, что очень важно при проведении уголовных расследований.

 «По всем уголовным делам, которыми мы совместно занимались с СКР, экспертизы произведены от трех до семи штук в рамках одного дела. Почему? Есть проблема со СМЭ именно в выводах о причинно-следственных связях. Адекватно и объективно вопросы качества может оценить только эксперт. СМЭ привлекает клиницистов, это замечательно, но мы видим в их выводах, что они грешат субъективизмом, они высказывают свою позицию по клиническому случаю с точки зрения своего опыта. А экспертиза качества – с позиции действующих документов. В этом разница», – заявила Тихонова.

Однако замначальника СМЭ Юрий Кобелев не согласился с критикой коллег, их заявления он прокомментировал так - «Я хочу, чтобы меня поняли правильно, судебно-медицинская экспертиза – это не адвокаты от здравоохранения, как нас часто принимает следствие [при расследовании уголовных дел в отношении врачей], и не прокуроры, как нас принимают врачи, наша задача – справедливость».

При этом Кобелев признал, что в СМЭ есть девять штатных клиницистов, а если для экспертизы требуется специалист иного профиля, его назначает Министерство Здравоохранения. «Всего девять специалистов, а дела все разные. Возьмем хирургию – много заключений по более узким разделам хирургии, когда наши специалисты удивляются, как сделаны такие заключения. У нас экспертов в Медицинской палате много, поэтому сотрудничество по выбору экспертов по конкретным случаям было бы полезно», – ответил Бадаев.

Начальник СМЭ по Ивановской области Еровеев также прокомментировал – «Из всех медицинских специальностей наша является наиболее конфликтной. Нами всегда кто-нибудь недоволен. Если мы удовлетворяем одну сторону, то мы можем быть уверены, что другая будет сражаться так, что и нам, и правоохранителям мало не покажется. Я к этим вещам спокойно отношусь. Но работа по «врачебным» уголовным делам, которых в последнее время очень прибавилось, показывает, что наши правоохранители тоже стали сомневаться в нашей добросовестности, чего раньше мы не наблюдали. Выражается недоверие, красивое слово «корпоративность» звучит. Но если появится другая экспертиза, которая будет всерьез подходить к делу, то сложности в отношения с правоохранительными органами и другими инстанциям экспертам придется тоже пережить».